Как вырваться из болота империи

В Сухуми (или как на имперский манер теперь говорят – в Сухуме) продолжается огромный скандал – люди на скамейках, в парках, на улицах, в общественном транспорте, в газетах, на телеканалах и в интернете обсуждают поездку группы футбольных болельщиков в Тбилиси.

Группа не то чтобы большая, но смельчаки не побоялись разместить в Фейсбуке фотографии. К ужасу абхазской общественности – в обнимку с “врагом”,  с грузинами.
Также, но не активно обсуждали молодежь, которая в начале августа приехала в Анаклиа, новый город, строящийся на берегу Черного моря, всего в нескольких сотнях метров от административной границы с оккупированной Абхазией.

В Анаклиа был фестиваль – GEM fest, с лучшими звёздами электронной музыки:  устроители заранее объявили, что готовы бесплатно принять гостей из Абхазии.

И они приехали, это же совсем рядом – всего 100-150 метров, потом окопы и российские пограничники.

Наверное, “патриоты” Абхазии посчитали, что от молодежи ничего не зависит, поэтому долго обсуждать не стали.

Больше всего обсуждений, вплоть до бурных дискуссий происходят, когда кто-нибудь из чиновников в очередной раз поднимает вопрос о поездках в Грузию на лечение. В Абхазии уровень медицины настолько низкий, что люди вынуждены на свой страх и риск быть оплеванными своими соотечественниками, но пересекают административную границу на реке Ингури.

В Москву им ездить не на что, оплачивать дорогостоящие операции они не могут, в Тбилиси же правительство еще со времен Саакашвили полностью оплачивает расходы.

По возвращению,  вылеченные выслушивают очередные упреки в том, что они “ездят к врагам”.

Общество, в течение 22 лет ненависти к “грузинскому фашизму” , переживает новый шок. Некоторые называют это предательством, некоторые – восстановлением родственных и дружеских отношений.

Истерика длится давно, с тех пор, как за реку Ингури стали ездить не только мегрелы из Гальского района к родственникам в Самегрело, но и абхазы по разным надобностям.

Никто особо не афиширует свои поездки, хотя в абхазском КГБ наверняка есть списки тех, кто переходит административную границу.

Иногда на форумах можно прочесть, как спорщики шантажируют друг друга компроматом – “я знаю, как ты пару лет назад ездил в Тбилиси”.

По крайней мере, несколько высокопоставленных абхазов, побывавших в Тбилиси за последние полгода-год, у всех на слуху. Все знают, но о них помалкивают, обсуждают простых людей.

Кроме медицинских услуг, абхазы могут воспользоваться бесплатным обучением в университетах. Правда, для этого надо знать грузинский и английский: с первым политическая проблема, со вторым – образовательная.

Официальных отношений между пророссийскими властями Абхазии и руководством Грузии практически нет, кроме периодических встреч на женевских переговорах, где представителям Сухуми выделены “приставные стульчики” наблюдателей, пока официальные представители Грузии и России выясняют отношения.

Сухуми и Москва настаивают на том, чтобы товарищи из абхазского правительства были равноправными участниками, но Тбилиси отказывается, дабы не легитимизировать власть марионеточной Абхазии.

Всё происходит примерно так, как сейчас Москва пытается придать официальный статус ДНР и ЛНР на востоке Украины.

У каждой сепаратистской войны – свои причины, тщательно подобранные кремлевскими технологами и аналитиками Генштаба умирающей Советской армии.

Сохранить, как и создать, СССР они могли только с помощью оружия, но называя процесс “собиранием русских земель”, объявляя: “Мировой пожар раздуем”. Раздувать пожар оказалось проще, стравливая народы, веками до того жившие в согласии.

В абхазской действительности много странного. Этого не замечают  российские “аналитиками”,  доказывая самобытность абхазского общества. В принципе, никто не отрицает существование абхазского языка и культуры, носителями которых являются всего несколько процентов этнических абхазов, остальное большинство предпочитает русский язык и советскую культуру, в которой больше мата, чем научного лексикона.

И язык стал умирать не благодаря грузинам.

Красивые слова и пламенные речи о самобытности звучали в конце 80-х годов, и в начале 90-х. Спустя 23 года “обретения независимости” ситуация с абхазской культурой стала намного хуже и, кажется, только ленивый депутат абхазского “парламента” не заикается о “возрождении”, заканчивая российским “доколе”.

Необычность ситуации в том, что у большинства абхазов грузинские фамилии: трудно представить такое, например, в армяно-азербайджанском конфликте в Карабахе.

На территории оккупированной Абхазии в Гальском районе живет более 40 тысяч этнических грузин-мегрелов, которых кремлевские политтехнологи уже долгое время уговаривают стать новыми сепаратистами, объявить себя обособленным от грузин народом.

Это пытались сделать и царские чиновники, но кремлевские “знатоки” Грузии куда активнее. Выглядит это нелепо. Абхазские политики с грузинскими фамилиями на полном серьёзе обсуждают “грузинский фашизм”.

Все 22 года пропаганды уходят коту под хвост. Старшее поколение ещё будет какое-то время жить иллюзиями о возрождении Советского Союза, рассказывая, как они освобождали “святую абхазскую землю”, но реальность, в которую их вернули кремлёвские политики, страшнее.

Всё чаще можно прочесть в сухумских газетах пространные статьи, где авторы рассуждают, что цели “независимости” не достигнуты, что в “государстве” много проблем – безработица, отсутствие экономических перспектив, плохое здравоохранение, преступность, абхазский язык и культура умирают.

А тут ещё упорное нежелание Тбилиси признавать их независимость и постоянное напоминание о том, что Грузия – их страна: сюда, на свободную от оккупантов территорию они могут приезжать учиться, лечиться, отдыхать, смотреть футбол и участвовать в фестивалях.

Потом в абхазских СМИ и интернет-форумах начинается очередная кампания осуждения “отщепенцев, продавших родину ради куска черствого грузинского хачапури”.

Очень напоминает большевистскую прессу  – точно так же проклинали, попрекали жвачкой.

Ситуация в Абхазии с “независимостью” мало чем отличается от того, что происходит в “Южной Осетии”, Карабахе и Приднестровье. Всё похоже, всё повторяется с какой-то чудовищной последовательностью.

Вначале Кремль рассказывает сказки про “светлое будущее”, про возрождение абхазской, осетинской, армянской, русской (нужное подчеркнуть) культур и языков, а потом всё превращается в гниющее болото проблем, о которых из Москвы никто не говорил и не предупреждал.

Брошенные на произвол нищенского бюджета люди ещё поддерживают себя пропагандистскими обещаниями, но всё чаще склоняются к попыткам своевольного рассуждения – так ли должно было быть?

Проверить “благосостояние” обманутых не трудно – в Абхазии, между прочим, уровень свободомыслия довольно высокий.

В “Южной Осетии” осталось так мало населения, что понять их проблемы можно только по количеству российских военных баз – их там в “независимой Южной Осетии” больше, чем населения.

Этнических грузин, почти половину населения, выгнали семь лет назад. Как и из Абхазии изгнали 350 тысяч этнических грузин в 1993-м.

Из Приднестровья люди уезжают сами – кто в Россию, по большей части получают молдавский паспорт и едут в Европу на заработки. В Карабахе оставшееся армянское население, если кому-то не повезло пристроиться в правительстве Армении, остаются при своей такой же, как в Абхазии и “Южной Осетии”, кажущейся “независимости”.

На днях я разместил на своей страничке в Фейсбуке фотографию двух участниц отборочного тура конкурса “Мисс мира-2015”, проходившего в Тбилиси. На фотографии вместе стоят две участницы – из Армении и Азербайджана. Я не ожидал реакции многочисленных посетителей аккаунта – армян и азербайджанцев, кто-то писал слова поддержки и благодарности за смелость, другие просто “лайкали” под фотографией, выражая свою симпатию девушкам.

Неожиданно я получил подтверждение тому, что в Армении и Азербайджане появилось общество людей, понимающих, куда их затащила Россия. И если пока речь не идёт о восстановлении прежних отношений, они понимают “историю болезни”.

Конечно, не стоит обольщаться и ждать быстрого прозрения людей, многие из них не то чтобы верят, но не хотят сознаваться в том, что когда-то поддержали войну против соседей и родственников.

Крымчанам только предстоит почувствовать и осознать прелести “русского мира”, и сделают они это намного быстрее, чем их обманутые коллеги в начале 90-х годов.

Герой абхазского скандала сейчас – президент Федерации футбола Грузии Звиад Сичинава сказал: “К сожалению, в этом направлении в течение 23 лет не были сделаны действенные шаги. Оставим в стороне политику, эти шаги должны сделать мы, люди.

Абхазия во мне, я вырос в Сухуми, и убеждён, что мы, грузины и абхазы, братья. Мы должны простить друг другу, иначе у нас не будет будущего”.

Олег Панфилов