Германская гиперинфляция 1923 года

Было время, когда средний немец носил в карманах миллиарды марок. Буханка хлеба стоила 200 миллиардов марок! Недельная пенсия не могла окупить даже чашку кофе. Инфляция была свободной, возрастала по минутам. Рестораны перестали печатать меню, потому что к моменту поступления продуктов цена менялась по возростающей:  парень выпил первую чашку кофе за 5000 марок, а вторая стоила ему уже 9000 марок.

Истории  тех дней были ужасными и забавными одновременно: мальчик послан матерью, чтобы купить две булки хлеба, но остановился по пути, чтобы поиграть в футбол, а  к моменту, когда он добрался в магазин, цена поднялась, и он не смог купить хлеб. Мужчина отправился в Берлин, чтобы купить пару туфель, но когда добрался в город, всё, что он смог себе позволить, было чашечкой кофе и билет на автобус домой.

Деньги превратились в никчемные бумажки

Абсурдная ситуация началась с середины Первой мировой войны, когда правительство Германии решило  для финансирования войны попросту занять деньги у других стран. Немцы были уверены, что смогут погасить долг, как только выиграют войну, захватив богатые ресурсами промышленные территории и наложив репарацию на побеждённых.

Но план провалился. Германия проиграла войну и закончилась огромными долгами. Кроме того, Версальский договор ввёл для Германии огромный штраф в размере 132 млрд. марок (31,4 млрд. долл. США) в качестве возмещения за причинение ущерба союзникам в связи с войной. Чтобы погасить долги, правительство  начало печатать деньги,  чтобы использовать их для покупки иностранной валюты, которая затем использовалась для оплаты репараций. Вскоре денег стало слишком много, а товаров слишком мало – вот тут инфляция вышла из-под контроля.

Сначала инфляция подкрадывалась медленно –   с 4,2 марок за доллар до войны до 48 марок за доллар, на момент подписания Версальского договора. Затем темп инфляции ускорился. В первой половине 1922 года отметка составляла 320 марок за доллар. К концу года она была 7400 марок за доллар. В конце концов, марка достигла ошеломляющих пределов – 4,2 трлн. марок за один доллар США.

Сотрудники брали с собой чемоданы и рюкзаки в день выплаты жалованья, чтобы забрать заработную плату, а затем бросались в ближайший магазин чтобы успеть до того, как изменится обменный курс. Банкноты высшего номинала печатались каждые несколько недель. Гиперинфляция достигла пика в октябре 1923 года, а номинал купюры банкнот вырос до 100 триллионов марок. Валюта потеряла смысл.

Германская гиперинфляция 1923 года

Банкнота достоинством 100 триллионов. Национальная нумизматическая коллекция, Национальный музей американской истории

Люди перестали торговать за наличные, а вместо этого начался натуральный обмен. Врачи настаивали на том, чтобы им платили колбасой, яйцами, углём и тому подобное. Люди обменивались обувью, одеждой, посудой. Широко распространилась экономическая паника и недоверие к бумажным деньгам. Люди начали жить так, как будто завтра не наступит.

Как ни странно, товаров не хватало. Для их покупки просто не было стабильной валюты. Единственными объектами реальной стоимости оставались материальные активы – алмазы, золото, антиквариат. Вскоре страну охватило мелкое воровство. Люди воровали всё подряд, что угодно – мыло, шпильки, медные трубы, бензин. В городах открылись танцевальные залы и стрип-бары, взлетели продажи кокаина.

Было ясно, что радикальное изменение денежной массы крайне необходимо, чтобы остановить гиперинфляцию. В конце 1923 года денежные знаки заменили новой валютой – Рейхсмаркой . Rentenmark  была подкреплена ипотекой сельскохозяйственных и промышленных земель. Стоимость Rentenmark была зафиксирована по старому обменному курсу 4.2 Rentenmark за один доллар США.

Но страна уже не была прежней. Потерянные сбережения никогда не восстановятся, а также потеряли ценность тяжёлая работа и порядочность,  – писал Джордж Дж. В. Гудман, американский автор и экономист. «В стране появился другой нрав,  который Гитлер позже использовал с дьявольским талантом».
Перл С. Бак, американский писатель, который был в Германии в 1923 году, писал:
Города всё ещё держатся, но жертвами стали миллионы людей. Они потеряли своё состояние, свои сбережения; они ошеломлены и потрясены инфляцией и не понимают, как с ними такое случилось, и кто их противник, который победил их. Они потеряли уверенность в себе, то чувство, что они могут быть хозяевами своей жизни, если будут достаточно усердно работать; а также потеряли старые ценности нравственности, этики, порядочности.
http://www.molodostivivat.ru/
http://www.molodostivivat.ru/topics/letopis

Возьмите себя в руки

Голод в Ирландии: история геноцида

Вулканическая зима – Год без лета