Рабовладение, геноцид и пулемёт Максим

Как пулемёт Максим поставил точку в вопросе рабовладения и политике геноцида

На территории Зимбабве издавна жили народы Шон. Создали они несколько царств, одно из них называлось Царство Розви, то есть “Царство разрушителей”.

Царства были устроены очень простым способом – их правитель торговал с европейцами, а на вырученные деньги обзаводился гаремом и профессиональной армией.

Чем торговали? Ну, немножко золотишком, немножко слоновой костью. Но главным предметом экспорта были рабы. Рабы – вот первый вид собственности, который возникает у первобытного человека.

Часто европейцев ругают за то, что они покупали чёрных рабов. Белые – не единственная раса, придумавшая рабовладение, но единственная раса, которая отказалась от рабовладения.

Как только работорговлю запретили, экспорт Империи Розви был подорван. В это время в Южной Африке (в 1830-х годах) появились первые европейские (голландские) поселенцы. А на землях Зимбабве, принадлежавших шона, появились и другие поселенцы, ещё более страшные, чем белые люди. Это были племена ндебеле (они же матабеле), возглавляемые королём Мзиликази, а потом его приемником, Лобенгулой.

Ндебеле практиковали политику мфекане – попросту говоря геноцида. При мфекане всё взрослое население вырезалось, дети становились рабами, женщины – наложницами. Всего, по разным подсчётам, вырезали около 2 миллионов человек.

Англичане резнёй никогда не занимались. Политика тотального геноцида на землях Зимбабве осуществлялась исключительно одним видом иностранного агрессора – народом ндебеле.

Европейцы вытеснили ндебеле из Южной Африки. Ндебеле осели на землях Зимбабве со столицей в Булавайо и основали там своё государство, политики которого, как уже сказано, был тотальный геноцид. Конец этой политике пришел в 1880-х годах, когда Сесиль Родс получил от Лобенгулы консессию на рудники, и получил от Британии право осваивать территорию для своей частной компании.

Это было великое время европейской экспансии и одна из самых блистательных страниц истории Британской империи. Вся колониальная экспансия британцев в Африке была построена на экспансии частных компаний – частная инициатива во всём. Частная компания Сесиля Родса была вооружена эдакой замечательной штуковиной, которая называлась “пулемёт Максим”.

Изначально, пулемёт Максим не был взят на вооружение государственной армией, даже британской. Концепция была слишком смелой! Первыми взяли его на вооружение солдаты Южно-Африканской компании Сесиля Родса, и впервые применили на войне против матабеле.

Матабеле – примитивное, очень просто устроенное, но тоталитарное государство. У короля Лобенгулы 80 тысяч войска, из них 20 тысяч вооружены европейским оружием. Король Лобенгула в том, что касается утвари для убийства, не чуждался прогресса. Его люди занимались одним – собирали дань с подданных. А если кто-то отказывался платить дань – уничтожали. Мысль о том, что государство существует для чего-либо другого, Лобенгуле не приходило в голову.

Рабовладение, геноцид и пулемёт Максим

Родс отправляет под охраной первую партию поселенцев для освоения земель. И первое, что случается, местный вождь отказывается платить Лобенгуле дань. Он говорит: “Я теперь под защитой белых”.

Лобенгула рассердился: отправляет своих воинов резать чёрных, как это принято в соответствии с африканскими исконными нравами. И тут, эти белые сволочи, у которых нет африканской духовности, говорят “Нельзя!”. И не позволяют воинам матабеле вырезать беззащитное чёрное население.

Было убито на войне 40 матабеле, остальные ретировались восвояси. Южно-Африканской компании только того и надо было, чтобы началась война: тут же частные войска под командованием майора Патрика Форбса взяли столицу Лобенгулы, объяснив ему, что политика геноцида закончилась.

У Лобенгулы войско 80 тысяч человек, а у майора Патрика Форбса всего 700. Но у этих 700 человек был пулемёт Максим. Дело кончилось полным разгромом: 2,5 тысячи ндебеле против четырёх англичан – статистика погибших. Это был триумф цивилизации над варварством, триумф частной инициативы над геноцидом.

Лобенгула сбежал. Булавайо стал столицей компании.
Некоторое время поселенцы жили спокойно, потому что преимущество пулемёта Максим было очевидным. В одном из сражений, например, 50 солдат компании сумели сдержать 5 тысяч воинов ндебеле.

Рабовладение, геноцид и пулемёт Максим

Но в 1896 году ндебеле взбунтовались опять. Вы спросите «А как же пулемёт Максим?» А очень просто. Дело в том, что у матабеле появился духовный лидер, Млимо, объявивший себя живым воплощением бога. Он сказал, что пулемёт Максим –   фигня. Главное – это духовность и нравственное преимущество воинов матабеле перед проклятыми белыми.

Млимо обещал, что под защитой его колдовства, воины матабеле будут неуязвимы, пули превратятся в воду, а снаряды – в яйца. Он обещал воскресить Лобенгула (местного Гитлера).
Кроме того,   у матабеле в этот момент началась эпидемия скота. Млимо объяснил, что в эпидемии виноваты европейцы, а чтобы покончить с этой эпидемией, нужно вырезать всех европейцев.

И вот матабеле собрались на религиозную церемонию: чтобы стать неуязвимыми, они потанцевали. Геноцид против белых должен был начаться в день новой Луны, 29-го марта. Но молодежь, как только услышала, что они неуязвимы, поторопились. Они начали резать белых раньше намеченного срока (было вырезано 244 поселенца). В результате, белые получили некоторое предупреждение.

В Булавайо успели встать, обнести лагерь повозками. Не было в достаточном количестве воды и еды, но был пулемёт Максим. И, первое, что сделали белые, они разослали патрули для перевозки в лагерь всех поселенцев, которые были разбросаны по гигантской территории. Это было опасно, но на стороне белых было две вещи:

  1. Во-первых, при штурме Булавайо быстро выяснилось, что пули почему-то не превращаются в воду.
  2. Во-вторых выяснилось, что телеграфные провода имеют значение.

Сторонники духовных африканских скреп не знали, что такое телеграфные провода и не перерезали их. Сразу несколько колонн европейцев двинулись на выручку в Булавайо. Когда колонны подошли к Булавайо, 50 тысяч человек, осаждавших крошечный лагерь, естественно, разбежались.

Потом произошла другая удивительная история: два европейских солдата, Бёрнхем и Армстронг, разведали место расположения Млимо и на очередной церемонии, когда Млимо танцевал свой очередной танец, они его застрелили и ускакали.
Затем Сесиль Родс вошёл в укрепления матабеле и сказал: «Ну что? Хватит?». На этом, Великая освободительная война великого Млимо закончилась. Для Зимбабве это сейчас большое историческое событие.
http://www.molodostivivat.ru/
http://www.molodostivivat.ru/topics/letopis

Переворот в стране «ради любимого президента»

Так что там с Мугабе?