Проблемы современной школы

У нас сейчас полиментальная страна, где параллельно существует много систем ценностей: прозападная, советская, этнически-ориентированная и криминальная. Ребёнок бессознательно перенимает ценности от родителей и окружения. Школа в этом никак не участвовала до двухтысячных годов. Современная школа пытается вернуть воспитание, вводят культурно-просветительские циклы, например, по формированию толерантности. Только никакой толерантности эти циклы не формируют. Дети отнюдь не становятся более терпимыми в своей бытовой жизни.

Надо сказать, что у детей с более развитым понятийным мышлением как раз-таки спокойное восприятие иного бытового поведения, другой культуры. Потому что у них прогностические способности выше, чем у сверстников, и «другие» для них вполне понятны — у них не возникает чувства тревоги или агрессии.
А вообще, чем выше культурный уровень, тем меньше кулаков, драк и ругани. В приличных школах уровень агрессии невысок, там даже грубых слов нет.

Еще одна повальная проблема современной школы – гиперактивные дети (так называемый СДВГсиндромом дефицита внимания и гиперактивности). СДВГ — это не диагноз, это минимальные мозговые дисфункции (особенности поведения, проявляющиеся при самых разных патологиях) и послеродовые энцефалопатии.
В 2006 году мы официально приняли американскую точку зрения на эту проблему и их логику лечения. А они считают, что это на 75-85 % генетически обусловленное осложнение, приводящее к расстройству поведения. Они прописывают лекарства, психостимуляторы, которые должны компенсировать эти расстройства.
У нас психостимуляторы запрещены, но прописывают препарат «Страттера» (атомоксетин), который, как считается, не является психостимулятором. На самом деле результат его применения очень похож на результат использования психостимуляторов. Ко мне приходят дети после курса «Страттеры» и у них налицо все симптомы «ломки».

Был прекрасный американский врач-физиотерапевт Гленн Доман. Он очень много сделал для развития детей с поражениями нервной системы: брал детей, которые до 3-5 лет вообще не развивались – не только не говорили, но и не двигались (только лежали, ели и выделяли), и развивал их до уровня, позволявшего успешно окончить школы и университеты. К сожалению, год назад он умер, но работает созданный им Институт максимального развития человеческого потенциала. Доман активно выступал против синдромального подхода в медицине и говорил, что надо искать причину нарушений, а не пытаться снизить выраженность симптомов. А у нас в подходе к СДВГ закрепился именно синдромальный подход. Дефицит внимания компенсируем лекарством.

На основании исследований врачей-неврологов докторов медицинских наук Бориса Романовича Яременко и Ярослава Николаевича Бобко делается вывод, что главная проблема СДВГ — в нарушениях позвоночника: вывихи, нестабильность, неправильная сформированность. У детей пережата позвоночная артерия и возникает эффект обкрадывания, когда снижается кровоток по позвоночной артерии и в сонных артериях. Мозг ребенка постоянно недополучает кислород и питательные вещества. Это приводит к короткому циклу работоспособности – 3-5 минут, после чего мозг отключается и лишь спустя некоторое время включается обратно.
Ребёнок не осознает, что происходит при отключении. С этим связаны драки и различные выходки, о которых он не помнит, потому что они развиваются в моменты отключения активности мозга. Эффект отключения мозга нормален, мы все с этим сталкиваемся, когда слушаем скучную лекцию или читаем что-то сложное и внезапно ловим себя на том, что отключились. Вопрос только в том, как часто и на какие периоды времени происходят эти отключения. Мы отключаемся на секунды, а ребенок с СДВГ на три-пять минут.
Чтобы помочь детям с СДВГ, надо поправить позвоночник, часто это первый шейный позвонок. За это мало кто берется. Обычно неврологи этой проблемы не видят и с ней не работают. Но есть врачи, которые умеют это делать. Важно не только выправить позвоночник, но укрепить новое правильное положение, чтобы не произошло привычное смещение. Поэтому с ребёнком нужно делать упражнения 3-4 месяца. Идеально, чтобы ребёнок эти 3-4 месяца находился на домашнем обучении. Если же такой возможности нет, то хотя бы предоставьте ему освобождение от физкультуры на эти месяцы.
После того как кровоток восстанавливается, периоды работоспособности мозга увеличиваются до 40-60-120 минут, а периоды отключения становятся секундными. Однако поведение само по себе сразу хорошим не становится, агрессивные паттерны поведения успели закрепиться — с ними надо работать. Но теперь у ребёнка уже есть ресурс для сознательного контроля. Он уже может с этим справиться.

Фармакологическая индустрия ещё более цинична, чем наше государство. Фармацевтические компании заинтересованы выпускать лекарства, которые не вылечивают, а поддерживают приемлемое состояние. Это обеспечивает им огромный постоянный рынок сбыта.

С другой стороны, если даже проблему с позвоночником и улучшением кровоснабжения мозга решить не удалось, всегда можно пойти по пути развития мышления. Высшие функции, как доказал всемирно признанный психолог Лев Выготский, могут компенсировать нижестоящие. Немало тому примеров, когда через развитие мышления достигается компенсация проблем с вниманием и коротким циклом работоспособности. Опускать руки никогда не стоит.

Руководитель лаборатории социальной психологии СПбГУ, глава центра «Диагностика и развитие способностей» Людмила Ясюкова

За нарастающую неграмотность населения во многом нужно «благодарить» Школьные программы

http://www.molodostivivat.ru/
http://www.molodostivivat.ru/topics/sajt-molodost

Разрыв между умными и глупыми в обществе нарастает

Религиозность и образованность находятся в обратной корреляционной связи

Опровергнем догмы. Нужно ли выпускникам школ поступать в ВУЗы ?